Резюме. В статье представлены современные взгляды на проблему гельминтозов. Освещены вопросы влияния гельминтов на организм человека. Описаны побочные реакции антигельминтных препаратов и возможные способы предупреждения их развития. 

Ключевые слова: гельминтозы, дети, лечение, антигельминтные препараты.

 

Крамарьов С.О., Закордонець Л.В.

 Підходи до лікування гельмінтозів

Національний медичний університет імені О.О. Богомольця

 

Резюме. У статті представлені сучасні погляди на проблему гельмінтозів. Висвітлено питання впливу гельмінтів на організм людини. Описано побічні реакції антигельмінтних препаратів і можливі способи попередження їх розвитку.

Ключові слова: гельмінтози, діти, лікування, антигельмінтні препарати.

 

  Аpproaches to treatment helminths

Kramarev S.A., Zakordonets L.V.

Bogomolets national medical university

Summary. The article presents modern views on the problem of helminthiases. The questions of the influence of helminths on the human body are highlighted. Adverse reactions of anthelmintic drugs and possible ways to prevent their development are described.

Key words: helminths, children, treatment, anthelmintic drugs.

 

ЗАГРУЗИТЬ ОРИГИНАЛ СТАТЬИ

 

Учитывая широту распространения и разнообразие негативного влияния на организм, гельминтозы остаются актуальной мировой проблемой медицины.

В зависимости от путей распространения паразитов и особенностей их биологии гельминты делятся на 3 группы:

- биогельминты

- геогельминты

- контактные гельминты.

У биогельминтов цикл развития происходит со сменой хозяев: в организме промежуточного хозяина проходят стадии яиц и личинок, а в организме окончательного хозяина гельминт достигает половой зрелости.  К биогельминтам относятся описторхоз, тениоз, эхинококкоз, трихинеллез, дифиллоботриоз. Человек заражается биогельминтами, употребляя в пищу недостаточно термически обработанное зараженное мясо и рыбу. Также  заражение можетпроисходит при заглатывании во время купания зараженной личинками воды, при использовании этой воды для мытья овощей, фруктов, посуды.

Яйца геогельминтов дозревают в почве. Заражение происходит при заглатывании яиц, которые могут находиться на овощах, фруктах, немытых руках, в некипяченой воде. К геогельминтам относятся токсокароз, аскаридоз, анкилостомоз, некатороз, трихоцефальоз.  Инфекции, которые вызываются Ascaris lumbricoidesTrichuris trichiur, Necato ramericanusAncylostoma duodenale и Ancylostoma ceylanicum, являются основными кишечными гельминтными инфекциями у людей [1]. Сегодня примерно четверть населения земного шара заражена геогельминтами [2]. В эндемичных регионах более 70% населения могут быть инфицированы ними [3].

К гельминтозам, передающимся контактным путем, относятся энтеробиоз и гименолепидоз. Заражение этими болезнями происходит при личном контакте здорового человека с человеком, имеющим инвазию, при использовании общей посуды, предметов туалета, белья, также возможно самозаражение (аутоинвазия).

 По данным ВООЗ, инфекции, вызванные гельминтами, являются более серьезной причиной плохого состояния здоровья детей в возрасте от пяти до 15 лет, чем любая другая инфекция [2]. Среди инфицированных геогельминтами примерно 5–10% приходится на детей в возрасте до двух лет лет [4]. Ascaris lumbricoides и Trichuris trichiura являются преобладающими гельминтными инфекциями в раннем детстве, случаи заражения которыми зарегистрированы даже у детей первого года жизни [4,5]. 

Гельминты оказывают на организм многогранное и разнонаправленное воздействие. Клинически гельминтозы характеризуется широким разнообразием   проявлений: от бессимптомного носительства до крайне тяжелых, угрожающих жизни состояний, что зависит от вида гельминта, их количества, восприимчивости организма хозяина и ряда других факторов [6].  Гельминтозы могут приводить к снижению иммунитета, хронической интоксикации, задержке психического и физического развития детей, гипотрофии, вызывать аллергизацию организма, поражение органов дыхания и пищеварительного тракта, способствовать развитию анемии, гиповитаминозов, миалгии, лимфаденопатии, опухолей [4,6].    

Кишечные гельминты способствуют подавлению синтеза Th1-цитокинов, приводя к снижению местного и общего иммунитета организма хозяина. Этот способствует заражению и развитию   вторичной инфекции. Лица, зараженные гельминтами, гораздо чаще инфицируются туберкулезом, гепатитом, брюшным тифом, шигеллезом. Также при гельминтозах возрастает риск развития злокачественных новообразований [6].

При паразитировании в желудочно-кишечном тракте гельминты нарушают всасывание жиров, витаминов (особенно витамина А), способствуют нарушению всасывания и увеличению потерь питательных веществ [4], вызывают временную непереносимость лактозы [7]. Эти нарушения наиболее выражены при заражении аскаридами и трихинеллами. У детей часто снижается аппетит, прибавка в массе тела, задержка развития, плохая успеваемостью в школе [4].

При наблюдении за развитием детей, инфицированных геогельминтами в возрасте от одного до двух лет, установлено, что они имели достоверно более низкие когнитивные показатели в возрасте от двух до пяти лет по сравнению с теми детьми, которые никогда не были зараженными. Также было выявлено, что заражение геогельминтами один раз в течение второго года жизни связано с более низкими показателями развития речи в возрасте от двух до пяти лет [8].

Анализируя данные последних исследований, можно подытожить, что гельминты оказывают на организм скорее иммуномодулирующее действие, а не иммунодепрессивное. Иммуномодуляция реализуется двумя путями: 1) благодаря индукции Th2-ответа синтезируются специфические цитокины, включая IL-4, IL-5 и IL-13, IgE, эозинофилы, мастоциты; 2) через активацию регуляторного ответа с синтезом противовоспалительных цитокинов (IL-10, TGF-β, регуляторные T- (Treg) и B- (Breg) клетки, альтернативно активированные макрофаги) [9].

Изменения в иммунитете зависят от стадии заражения гельминтами. В группе пациентов с круглогодичным аллергическим ринитом в острой стадии гельминтоза (аскаридоз и токсокароз) наблюдалось повышение количества фагоцитирующих клеток и их поглотительной способности, повышение способности к образованию активных форм кислорода. Эти изменения указывают на гиперреактивность иммунной системы. Однако в группе пациентов с хронической стадией гельминтоза наблюдалась обратная картина: снижение количества фагоцитирующих клеток и их поглотительной способности, снижение кислородообразования.  Эти изменения указывают на снижение иммунитета, что способствует персистенции бактериальных и вирусных инфекций, активации аутоиммунных заболеваний [10].

Гельминтозы могут сопровождаться формированием различных типов аллергических реакций: анафилактических, иммунокомплексных и клеточно-опосредованных.

Независимо от вида гельминтоза при миграции тканевых гельминтов возникают аллергические реакции на продукты обмена личинок. Миграционная стадия может сопровождаться образованием эозинофильных инфильтратов, полиморфными высыпаниями на коже, гиперэозинофилией [6]. Гельминты могут способствовать как формированию аллергических заболеваний (атопического дерматита, аллергической крапивницы, бронхиальной астмы, поллиноза, пищевой аллергии), так и утяжелять течение уже имеющихся аллергических состояний. Аллергические реакции особенно усиливаются при заражении Ascaris, Anisakidae,  Strongyloides spp, Toxocara spp.  Ascaris lumbricoides является фактором риска развития астмы [11]. Многочисленные исследования позволили проанализировать связь между IgE против аскарид и симптомами астмы, в целом выявив сильные положительные ассоциации  наличия специфических IgE с одышкой, астмой и гиперреактивностью бронхов [12,13]. Присутствие антиаскаридозных IgE было связано с сенсибилизацией IgE к аэроаллергенам, что может быть   обусловлено более высокой степенью атопии у детей с одышкой/ астмой на фоне аскаридоза или прямым влиянием на реактивность дыхательных путей, вызванную воспалением личинками аскарид,  мигрирующими через легкие.     Наличие у ребенка антиаскаридозных IgE-антител было более значимо для повышения чувствительности к распространенным аллергенам и развитию бронхиальной астмы, чем семейный аллергологический анамнез [14].  

При этом хронические паразитарные инфекции способствуют модуляции Th2 иммунитета, что способствует выживанию паразита [12]. Регуляция иммунитета хозяина при хронических геогельминтых инфекциях может влиять не только на ответ на антигены паразита, но и на другие экзогенные антигены, например, антигены вакцин, аэроаллергены. Исследования, проведенные среди детей и взрослых, показывают, что сопутствующие геогельминтные инфекции могут подавлять защитные иммунные реакции как на парентеральные [15], так и на оральные [16] вакцины, выраженность аллергической реакции в кожных тестах [17], используемых в качестве маркера атопической или аллергической сенсибилизации. Выявлено, что после проведения дегельминтизации наблюдалось повышение атопической сенсибилизации кожи у детей в Венесуэле [17], Габоне [18], Вьетнаме [19]. В исследованиях, проведенных в Уганде, выявлено, что дети, рожденные от матерей, инфицированных гельминтами, имеют меньший риск развития экземы, чем дети, родившиеся от здоровых матерей (9% против 39% соответственно) [20].  При этом лечение матерей во втором или третьем триместре беременности однократной дозой альбендазола было связано с повышенным риском выявления экземы у детей в течение первого года жизни.

Однако, в исследованиях, проводимых в Эквадоре, не было выявлено снижения частоты экземы, атопии и одышки у младенцев в течение первых 3 лет жизни при наличии геогельминтов у их матерей во время беременности [12]. Из 2090 обследованных детей геогельминты выявлялись у 34,1% детей к 3 годам жизни и у 45,5% матерей во время беременности [13]. Среди этих детей к 5-летнему возрасту одышка и астма были зарегистрированы у 5,7% и 12,6% обследованных детей соответственно. Таким образом, у детей к 5-летнему возрасту возрастал риск одышки при наличии геогельминтов у матерей, в то время как заражение гельминтами, особенно в течение третьего года жизни, было связано со снижением риска одышки и астмы.  Возможно, что разница в результатах связана с различными видами геогельминтов: в Уганде преобладал анкилостомоз (у 44% матерей), а в Эквадоре аскаридоз (у 27,5%). Материнский аскаридоз в Эквадоре был связан с повышенным риском экземы у детей, но со сниженным риском атопической сенсибилизации кожи ко всем аллергенам.  Последний эффект не был связан с интенсивностью инфекции и с заражением детей гельминтами в течение первых 2 лет жизни.  

Характер и выраженность аллергической реакции при гельминтозах зависят от вида паразита, генетических особенностей организма хозяина, стадии инвазии. Рано приобретенные и/или длительные инфекции защищают от аллергии, в то время как позднее заражение и/или кратковременные инфекции усиливают аллергические симптомы [12,13]. Интересно, что инфекции гельминтов низкой интенсивности, вероятно, усугубляют аллергические расстройства в отличие от тяжелой инфекции [12].  Генетически восприимчивые люди более подвержены риску развития аллергии в ответ на заражение гельминтами [16].

При диагностике аллергий следует учитывать, что некоторые гельминты (например, Ascaris lumbricoides) обладают перекрестной реактивностью с тропомиозинами клещей домашней пыли, что может давать ложноположительные результаты при проведении аллергопроб [6,14].

Паразитарные инфекции могут вызывать воспаление в червеобразном отростке и клинически имитировать острый аппендицит. Виды Enterobius vermicularis и Taenia являются одними из наиболее распространенных паразитарных агентов, вызывающих острый аппендицит [22]. Согласно последним данным, у 32 (1,3%) из 2400 пациентов прооперированных по поводу острого аппендицита были выявлены паразиты [22].

Также Toxocara canis, Ancylostoma caninum, Strongyloides stercoralis, Ascaris lumbricoides при субретинальной локализации могут вызывать нейроритинты, которые при отсутствии лечения прогрессируют до атрофии зрительного нерва с диффузными изменениями пигментного эпителия сетчатки [23].

Энтеробиоз является одним из самых распространенных гельминтозов в мире. По данным литературы до 200 миллионов человек во всем мире инфицированы острицами (Enterobius vermicularis), причем дети в возрасте от 5 до 10 лет составляют более 30% случаев [24]. E.vermicularis передаётся контактным путём между людьми. Слепая кишка является основным местом обитания остриц, самка мигрирует обычно ночью и откладывает до 15 000 яиц в области ануса. При отсутствии аутоинфекции хозяина заражение обычно длится всего четыре-шесть недель [24]. Хотя заражение острицами может быть бессимптомным, у большинства пациентов, у некоторые из них отмечается перианальный зуд, особенно по ночам, бессонница, беспокойство и раздражительность [24]. Это может сопровождаться нарушением концентрации внимания, эмоциональной нестабильностью или энурезом [25]. При проникновении во влагалище острицы могут восходящим путём попасть в матку, фаллопиевы трубы, яичники, брюшину.  Острицы могут вызывать серьезные заболевания, такие как аппендицит и эозинофильный энтероколит, воспалительные заболевания органов малого таза, инфекции мочевыводящих путей [24]. Миграция остриц в уретру встречается редко, но при этом они могут переносить Escherichia coli и других бактерий из прямой кишки в мочевыводящие пути и способствовать развитию рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей, особенно у детей [26].

При массивной инвазии острицами возможно развитие диареи за счет воспаление стенки слепой кишки, которая является местом обитания остриц. Также развитие диареи при энтеробиозе связывают с нарушением процессов всасывания и переваривания пищевых продуктов, нарушением нормального состава микробной флоры кишечника. Длительное течение энтеробиоза сопровождается развитием перианального дерматоза, появлением трещин.

Аскаридоз также относится к наиболее распространенной глистной инвазии в мире [27]. В большинстве случаев заболевание протекает бессимптомно или с минимальными симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта, но иногда может приводить к тяжелым осложнениям. В период миграции личинок в легкие могут наблюдаться кашель, одышка, кровохарканье, а при массивной инвазии - лихорадка, эозинофильное воспаления легких, крапивница. Кишечная фаза сопровождается симптомами поражения желудочно-кишечного тракта. Аскариды выделяют ингибиторы трипсина и химотрипсина, в результате чего ухудшаются процессы переваривания и всасывания белков, жиров, микроэлементов, витаминов, может снижаться толерантность к лактозе. Это приводит к анемии, гипотрофии, гиповитаминозам, задержке физического и умственного развития. К осложнениям при кишечной фазе аскаридоза относятся непроходимость кишечника, аппендицит, перитонит, аскаридоз печени и желчных путей [28].

Эхинококкоз человека является паразитарной болезнью, вызываемой ленточными червями рода Echinococcus. Из известных 6 видов Echinococcus, только четыре вызывают заболевание у людей: Echinococcus granulosus (вызывает кистозный эхинококкоз), Echinoccus multilocularis (вызывает альвеолярный эхинококкоз),  E. Vogeli и Eoligarthrus (вызывают поликистозный эхинококкоз). У людей кистозный эхинококкоз (СЕ) и альвеолярный эхинококкоз (АЕ) имеют особое значение из-за широкого географического распространения и медико-экономического воздействия. Кистозный эхинококкоз распространен во всем мире и обнаруживается на всех континентах, кроме Антарктиды. Альвеолярный эхинококкоз ограничен северным полушарием, в частности некоторыми районами Китая, России, странами Европы и Северной Америки [29].

Во всём мире более миллиона человек заражены эхинококкозом. В эндемичных районах показатели заболеваемости людей эхинококкозом могут превышать 50 человек на 100 000 населения в год, а в некоторых частях Аргентины, Перу, Восточной Африки, Центральной Азии и Китая уровни распространенности среди населения могут достигать 5-10%. По оценкам экспертной группы ВОЗ, созданной в 2015 год, во всем мире эхинококкоз ежегодно вызывает 19 300 случаев смерти [29]. Некоторые из зараженных людей могут иметь тяжелые клинические синдромы, которые при отсутствии лечения могут представлять угрозу для жизни. Даже при лечении качество жизни людей часто ухудшается.      При кистозном эхинококкозе коэффициент постоперационной смертности при хирургическом лечении пациентов составляет в среднем 2,2% и в 6,5% случаев после операции наблюдаются рецидивы, требующие длительного восстановительного периода [29].

          Инфицирование людей происходит при проглатывании яиц паразита, содержащихся в зараженных пищевых продуктах, воде, почве или после прямого контакта с животными, являющимися хозяевами паразита. При проглатывании яиц ленточного червя из них высвобождаются онкосферы, в дальнейшем мигрирующие в печень или легкие, реже - в мозг, кости, почки, селезенку, мышцы или другие органы, где потом формируются кисты. Бессимптомный инкубационный период болезни может продолжаться многие годы до тех пор, пока кисты не достигнут определенных размеров. Ультразвуковые исследования жителей Южной Америки выявили, что средний диаметр кист у бессимптомных носителей составляет приблизительно 4 см, а при появлении симптомов - 10 см [30]. Кисты в печени сопровождаются болью в области живота, тошнотой, рвотой, гепатомегалией, холестазом, билиарным циррозом печени, портальной гипертензией, асцитом, желтухой, образованием внутрицистного или поддиафрагмального абсцесса; кисты в легких могут вызвать боль, хронический кашель, кровохарканье, одышку [31]. Около 0,5-2% пациентов с кистозным эхинококкозом имеют поражение сердца, в том числе наличие кист в стенке коронарной артерии, межжелудочковой перегородке, в полостях сердца [32]. Неспецифические признаки заболевания включают анорексию, потерю веса и слабость. При отсутствии лечения эхинококкоз прогрессирует и может приводить к смертельному исходу [29].

Существует большой арсенал противогельминтных препаратов, которые отличаются спектром активности, фармакодинамикой, профилем безопасности.  На сегодняшний день препаратом с наиболее широким спектром активности и профилем безопасности является альбендазол.

          Сегодня внедряется широкомасштабная программа Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), целью которой является ликвидация геогельминтозов к 2020 году в эндемичных районах мира. ВОЗ рекомендует периодическое лечение антигельминтными (альбендазол, мебендазол) средствами без предварительной индивидуальной диагностики всех детей дошкольного и школьного возраста, живущих в эндемичных на геогельминты районах. ВОЗ не рекомендует проводить индивидуальный скрининг на наличие гельминтов, поскольку стоимость скрининга в четыре-десять раз превышает стоимость самого лечения. Лечение рекомендуется проводить один раз в год, когда распространенность инфекций, вызванных геогельминтами, в сообществе превышает 20%, и два раза в год, когда распространенность инфекций превышает 50% [2].   

Однако, в мета-анализе 51 исследования, проводившихся в местах со средней и высокой распространенностью геогельминтов, выявили, что через 3, 6 и 12 месяцев после дегельминтизации распространенность A. lumbricoides достигла 26%, 68% и 94%, соответственно [33]. Для T. trichiura соответствующие показатели распространенности реинфекции составили 36%, 67%, 82% и для анкилостомоза - 30%, 55%, 57%. Это указывает на необходимость проведения регулярных профилактических курсов дегельминтизации в эндемичных регионах. Однако, это может привести к развитию резистентности к этим препаратам, что уже наблюдается в ветеринарии [1,33]. Аллели устойчивости к бензимидазолу были обнаружены у геогельмитов человека и выявлялось возрастание их частота после курса антигельминтного лечения [1].

 При эхинококкозе и цистицеркозе лечение варьирует в зависимости от особенностей паразита, размера кисты, ее расположения и осложнений и может включать в себя оперативное лечение, аспирацию содержимого кисты и/или длительное лечение альбендазолом (2-4 цикла длительностью в 28-60 дней с 15-дневными перерывами между циклами) [34].  Однако, комбинированное лечение альбендазолом и празиквантелом приводило к более высокой сколицидной и антицистовой активности и с большей вероятностью приводило к излечению или улучшению по сравнению с одним альбендазолом [34]. 

В большинстве случаев противогельментное лечение переносится хорошо, частота побочных реакций варьирует от 0 до 20% (таблица 1).

                                                                               Таблица 1

Частота побочных реакции при приеме противогельминтных препаратов

[35,36]

Побочные эффекты Частота встречаемости, %
Желудочно-кишечный тракт
Повышение трансаминаз 15,6-20,0
Гепатит 0,1-1,0
Боль в животе 6,0
Тошнота/рвота 3,7-6,2
Диарея 0,1-1,0
Дерматологические
Сыпь, зуд, мультиформная эритема, синдром Стивенса-Джонсона 0,1-10,0
Обратимая алопеция (истончение волос, умеренное выпадение волос) 1,6- 10,0
Нервная система
Головная боль 1,3-11,0
Головокружение 1,2
Гематологические
Лекопения 1,0-10,0
Панцитопения, тромбоцитопения, эритропения менее 0,1
Другие
Лихорадка 1,0
Рабдомиолиз менее 0,1
Протеинурия менее 0,1

          Из 243 зарегистрированных во Франции за 14 лет наблюдения побочных реакций, связанных с приемом противогельминтных препаратов, преобладали симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта (30,5%), кожные высыпания (29,2%) и общеинтоксикационные симптомы (23,9%) [36].  Это указывает на целесообразность включения в комплекс лечения гельминтозов антигистаминных препаратов и энтеросорбентов. Среди многочисленной группы антигистаминных препаратов актуальными являются АГП последнего поколения, которые обладают высокой биодоступностью, быстрым началом действия, а также  кроме  антигистамииного, оказывают противоаллергическое и противовоспалительное действие. Современный отечественный АГП Дезлоратадин (Эдем), активный метаболит лоратадина - антигистаминный препарат длительного действия, обладающий высокой афинностью к Н1-рецепторам, выпускается в форме сиропа для детей с 6 месяцев, а также в форме таблеток. Эдем обладает высоким профилем безопасности и эффективности при длительном прийоме, оказывает выраженное противозудное действие, что способстует улучшению самочувствия и повышению качества жизни пациентов.  

 

В литературе описаны случаи возникновения реакций по типу реакции бактериолиза (Яриша—Герксгеймера). При проведении антипаразитарной терапии гельминтозов. M. Buslau, W.C. Marsch (1990) описали случаи ее появления на фоне антигельминтной терапии инвазий карликовым цепнем (Hymenolepis nana), острицами (Enterobius vermicularis) и власоглавом (Trichuris trichiura) [37]. Данный факт также требует включения в комплекс лечения гельминтозов с массивной инвазией, инвазией несколькими гельминтами - антигистаминных препаратов и энтеросорбентов. Использование энтеросорбентов способствует нейтрализации и выведению токсинов и продуктов обмена, которые негативно влияют на метаболические процессы больного. Энтеросорбция снижает общетоксическую нагрузку на организм. Стоит отметить, что используемый энтеросорбент должен иметь высокую сорбционную емкость, инертность в просвете кишечника, отсутствие негативного влияния на слизистую оболочку кишечника, связывать низко- и среднемолекулярные токсические вещества без нейтрализации молекул альбумина и транспортных белков, нетоксичность, отсутствие неприятного запаха и вкуса, удобную форму выпуска.  Всеми выше описанными свойствами обладает диосмектит (Апсорбин саше, АТ Фармак). Важным аспектом включения в терапию именно диосмектита является также утолщение и укрепление слизистой оболочки кишечника, усиление его барьерной функции под действием последнего (Su H.T. et al.,2005),  противовоспалительное действие вещества.

 Серьёзные побочных реакции были связаны с длительным приёмом противогельминтных препаратов в высоких дозировках. Частота лекарственного гепатита на фоне лечения альбендазолом у пациентов с нейроцистерцеркозом возрастала при увеличении дозы с 15 мг/кг/сут до 22,5 мг/кг/сут [38]. Описан случай тяжелого поражения печени при лечении эхинококкоза печени альбендозолом в дозе 400 мг 2 раза в день, которое проявилось через 6 недель лечения и потребовало трансплантации печени [39].

 При дегельминтизации также следует уделять внимание ликвидации дисбиотических нарушений в кишечнике, так как видовой и количественный состав микрофлоры кишечника имеет тенденцию к изменению при заражении паразитами. У зараженных людей содержание бактерий семейства Verrucomicrobiaceae (а именно Akkermansia muciniphila) и Enterobacteriaceae имело тенденцию к увеличению [40]. Возможно, что рост популяции А. muciniphila является следствием резкого увеличения количества муцина в кишечнике у инфицированных субъектов, так как основная функция А. muciniphila заключается в разложении муцина хозяина [41], который играет главную роль в защите паразитов от иммунного ответа хозяина [40].У зараженных геогельминтами людей в Эквадоре, Индонезии, Либерии наблюдалось увеличенное содержание условнопатогенных микроорганизмов,   принадлежащих к типу Firmicutes, включая отряд Clostridales и семейство Lachnospiraceae [42].  

Заражение гельминтами, особенно при снижении веса, прямо коррелировало с родом Allobaculum (описана его связь с воспалением кишечника), что указывает на важную роль паразитов в энергетическом балансе хозяина и реакции кишечника [43]. Выявлено, что снижение активности арахидоновой кислоты в кишечнике, инфицированном геогельминтами, может происходить через увеличение количества бактерий, метаболизирующих арахидоновую кислоту.  Учитывая, что арахидоновая кислота является предшественником противовоспалительных лейкотриенов с противогельминтной активностью и показала выраженный глистогонный эффект при лечении шистосомных инфекций у мышей [43], то, возможно, благодаря коррекции состава микрофлоры можно будет усилить лечение паразитарных инфекций.

Данные о содержании молочнокислых бактерий в кишечнике инфицированных гельминтами людей противоречивы. Одни авторы выявляли значительное увеличение количества Firmicutes семейства Leuconostocaceae (отряд Lactobacillales) у неинфицированных субъектов по сравнению с инфицированными гельминтами людьми. В других исследованиях, проведенных на людях, экспериментально или естественным путем инфицированных нематодами, не выявили существенных связей между заражением гельминтами и увеличением популяции молочнокислых бактерий [44]. Это указывает на необходимость проведения дополнительных исследований для изучения этого вопроса.

Рисунок 1.3

По данным литературы, что кишечная микробиота реагирует на дегельминтизацию, но не приближается по количественному составу к неинфицированному состоянию [40]. Поэтому добавление пробиотических препаратов может повысить эффективность противогельминтного лечения.

Лактиале – современный синбиотик (пробиотик + пребиотик), который содержит комплекс семи полезных бактерий – бифидобактерий, лактобактерий и стрептокока, которые в норме присутствуют в микрофлоре кишечника здорового человека и пребиотик – фруктоолигосахариды. Каждый пакетик содержит 7 полезных штамов пробиотических микроорганизмов:   Lactobacillus casei, Lactobacillus rhamnosus, Streptococcus thermophylus, Bifidobacterium breve, Lactobacillus acidophylus, Bifidobacterium longum, Lactobacillus bulgaricus – суммарно 5,0x108 КУО на 1 пакет в Лактиале малыш і 1,00x109 КУО на 1 пакет в Лактиале для детей и фруктоолигосахариды.

          Таким образом, учитывая изложенное, пациентам с массивной инвазией гельминтами, выраженными клиническими проявлениями гельминтоза, инвазии несколькими гельминтами можно рекомендовать лечение по схеме:

3-4 дня подготовка (антигистаминный препарат, энтеросорбент), затем прием антигельминтного препарата согласно инструкции, продолжение приема антигистаминного препарата и энтеросорбента, затем восстановительный этап (продолжение 3-4 дня антигистаминного препарата и энтеросорбента), включение в схему лечения пробиотика в течение 4 недель.

У пациентов с моноинвазией, отсутствием выраженных клинических проявлений достаточно приема только антигельминтного препарата согласно инструкции и пробиотика в течение 4 недель.

 

Литература:

  1. Elfawal M.A. Drug Screening for Discovery of Broad-spectrum Agents for Soil-transmitted Nematodes/M.A. Elfawal,S.N. Savinov, R.V. Aroian // Sci Rep. – 2019.- Vol. 9. -  P. 12347.
  2. WHO. Soil‐transmitted helminth infections. - 2017
  3. Hotez P.J. Helminth infections: the great neglected tropical diseases/ P.J. Hotez, P.J. Brindley, J.M. Bethony, et al.// J. Clin. Invest. – 2008. –Vol. 118(4). – P. 1311-1321.
  4. Silva NR. Impact of mass chemotherapy on the morbidity due to soil‐transmitted nematodes // ActaTropica. – 2003. – Vol. 86(2‐3). – P. 197‐214.
  5. Gyorkos T.W. Stunting and early helminth infection in preschool-age children in the Amazon lowlands of Peru / T.W. Gyorkos, M. Maheu-Giroux, M. Casapía, et al. // Soc. Trop. Med. Hyg. – 2011. –Vol. 105(4). – P. 204–208.
  6. Зайков С.В. Взаимоотношения между гельминтозами и аллергическими заболеваниями//Новости медицины и фармации. Аллергология, пульмонология, иммунология. -2009.- C. 295.
  7. WHO Expert Committee on the Control of Schistosomiasis.  Prevention and control of schistosomiasis and soil‐transmitted helminthiasis: report of a WHO expert committee // WHO technical report series. -  Geneva: World Health Organization, 2002. – N. 912.
  8. Blouin B. A longitudinal cohort study of soil-transmitted helminth infections during the second year of life and associations with reduced long-term cognitive and verbal abilities/ B. Blouin, M. Casapia, L. Joseph, et al.// PLoSNegl Trop Dis. – 2018. – Vol. 12(7). – P. 0006688.  
  9.  Hepworth M.R. Regulation of immunity and inflammation following intestinal helminth infection in parasitic nematodes: molecular biology, biochemistry and immunology/ M.R. Hepworth, R.K. Grencis, D. Artis // Oxfordshire, UK: CABI. - 2013. - P. 106–129.
  10.  Кузнецова Л.В. Oсобенности изменения показателей клеточной неспецифической защиты у пациентов с круглогодичным аллергическим ринитом с сопутствующим гельминтозом/ Л.В. Кузнецова, Т.Н. Бондаренко, И.В. Пшеничная, О.В. Назар // Імунологія та алергологія: Наука i Практика. – 2015. - № 1. - С. 79-84.
  11.  Leonardi-Bee J., Pritchard D., Britton J. Asthma and current intestinal parasite infection: systematic review and meta-analysis // Am. J. Respir. Crit. Care Med. – 2006. -174. – p. 514–523.
  12.  Cooper P.J. Effect of early life geohelminth infections on the development of wheezing at 5 years of age / P.J. Cooper, M.E. Chico, M.G. Vaca, et al. // Am. J. Respir. Crit Care Med. – 2018. – Vol. 197. – P. 364‐372.
  13.  Labeaud A.D., Malhotra I., King M.J. Do antenatal parasite infections devalue childhood vaccination?// PLoS Negl Trop Dis. – 2009. – Vol. 3. –P.  442-10.
  14.  Dold S., Heinrich J., Wichmann H.E., Wjst M. Ascaris-specific IgE and allergic sensitization in a cohort of school children in the former East Germany // J. Allergy ClinImmunol. – 1998.- Vol. 102(3). – P. 414-420.
  15.   Cooper P.J . Albendazole treatment of children with ascariasis enhances the vibriocidal antibody response to the live attenuated oral cholera vaccine CVD 103-HgR / P.J. Cooper, M. Chico, G. Losonsky, et al. // J. Infect. Dis. – 2000. – Vol. 182. – P. 1199-1206.  
  16.  Perzanowski M.S. Atopy, asthma, and antibodies to Ascaris among rural and urban children in Kenya / Perzanowski M.S., Ng'ang'a L.W., Carter M.C., et al. // J. Pediatr. – 2002. – Vol.  140. – P.  582-588.  
  17.  Afifi M.A. Parasites–allergy paradox: Disease mediators or therapeutic modulators / M.A. Afifi, A.A. Jiman-Fatani, S.E. Saadany,  M.A. Fouad// J. Microsc Ultrastruct. – 2015. – Vol. 3(2). P. 53–61.
  18.  van den Biggelaar A.H. Long-term treatment of intestinal helminths increases mite skin-test reactivity in Gabonese schoolchildren // A.H. van den Biggelaar, L.C. Rodrigues, R. van Ree, et al. // J. Infect. Dis. -2004. – Vol. 189. – P. 892–900. 
  19.  Flohr C. Poor sanitation and helminth infection protect against skin sensitization in Vietnamese children: a cross-sectional study // C. Flohr, L.N. Tuyen, S. Lewis,  et al. // J. Allergy Clin. Immunol. – 2006. – Vol. 118. – P. 1305–11. 
  20.  Mpairwe H. Anthelminthic treatment during pregnancy is associated with increased risk of infantile eczema: randomised-controlled trial results / H. Mpairwe, E.L. Webb, L. Muhangi, et al. // Pediatr Allergy Immunol.  – 2011. – Vol. 22. – P. 305–312.
  21.   Cooper P.J. Effect of early life geohelminth infections on the development of wheezing at 5 years of age / P.J. Cooper, M.E. Chico, M.G. Vaca, et al. // Am. J. Respir. Crit Care Med. – 2018. – Vol. 197. – P. 364‐372.
  22.  Tayfur M., Balci M.G. Pathological changes in appendectomy specimens including the role of parasites: A retrospective study of 2400 cases of acute appendicitis // Niger J. Clin. Pract. – 2019. – Vol. 22(2). – P. 270-275.    
  23.  Oman J.  Diffuse unilateral subacute neuroretinitis // Pratyusha Ganne and Pankaja Dhoble Ophthalmol. – 2019. – Vol. 12(1). – Vol. 59–61.
  24.  Fan C-K. Enterobius vermicularis infection: prevalence and risk factors among preschool children in kindergarten in the capital area, Republic of the Marshall Islands / C-K. Fan,  T-W. Chuang, Y-C. Huang, et al.// BMC Infect Dis. – 2019. – Vol. 19. – P. 536.
  25.  Kucik C.J., Martin G.L., Sortor B.V. Common intestinal parasites // Am Fam Physician. – 2004. – Vol. 69. – P. 1161–1168.
  26.  Choudhury S., Kumar B.,  Kumar D.P. Enterobius vermicularis infestation of urinary tract leading to recurrent urinary tract infection // Trop Parasitol. – 2017. –Vol. 7(2). – P.  119–121
  27.  Molina G.A. Ascaris lumbricoides and its almost deadly complication /G.A. Molina, A.R. Torres, P.S. Llerena, et al.//J Surg Case Rep. – 2018. – Vol. 10. – P. 262.
  28.  ШадрінО.Г.,  Ковальчук А.А.,  Дюкарева С.В.  Стан шлунково-кишкового тракту та шляхи корекції його порушень при гельмінтозах у дітей // Современная педиатрия. – 2015. – 5. - C. 88-91.
  29.  https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/echinococcosis
  30.  Larrieu E. J.,  Frider B. Human cystic echinococcosis: contributions to the natural history of the disease. Ann. Trop. Med. Parasitol. - 2001. – Vol. 95. – P. 679-687.
  31.  Eckert J., Deplazes P. Biological, epidemiological, and clinical aspects of echinococcosis, a zoonosis of increasing concern // ClinMicrobiol Rev.  -  2019. – Vol. 32(2). – P. 00075-18.   
  32.  Vural U., Aglar A.A., Kayacioglu İ. Intracoronary Hydatid Cyst Resulted in Coronary Artery Disease in a Young Patient // Braz J. Cardiovasc Surg. – 2019. – Vol. 34(1). – P. 107-110.   
  33.  Jia T-W. Soil-transmitted helminth reinfection after drug treatment: a systematic review and meta-analysis / T-W. Jia, S. Melville, J. Utzinger, ei al. // PLoSNegl Trop Dis. – 2012. – Vol. 6(5). – P. 1621.
  34.  Velasco-Tirado V. Medical treatment of cystic echinococcosis: systematic review and meta-analysis / V. Velasco-Tirado, M. Alonso-Sardón, A. Lopez-Bernus, et al. // BMC Infect. Dis. – 2018. – Vol. 5; Supp. 18(1). – P. 306.
  35.  "Product Information. Albenza (albendazole)." SmithKline Beecham, Philadelphia, PA. https://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_2675.htm
  36.   Bagheri H., Simiand E. Adverse Drug Reactions to Anthelmintics //  Annals of Pharmacotherapy . – 2004. – Vol.  38(3). – P. 383-388.
  37.  Buslau M., Marsch W.C. Papular eruption in helminth infestation-a hypersensitivity phenomenon? Report of four cases // Acta Derm. Venereol.- 1990.- V.70.- P.526-529.
  38.  Garcia H.H. Efficacy of combined antiparasitic therapy with praziquantel and albendazole for neurocysticercosis: a double-blind, randomised controlled trial / H.H. Garcia, I. Gonzales, A.G Lescano, et al. // Lancet Infect Dis. – 2014. – Vol. 14(8). – P. 687–695. 
  39.  Aasen T.D., Nasrollah L., Seetharam A. Drug-Induced Liver Failure Requiring Liver Transplant: Report and Review of the Role of Albendazole in Managing Echinococcal Infection // Exp. Clin Transplant. – 2018. – Vol. 16(3). – P. 344-347. 
  40.  Jenkins T.P. Infections by human gastrointestinal helminths are associated with changes in faecalmicrobiota diversity and composition/ T.P. Jenkins, Y. Rathnayaka, P.K. Perera, et al.// PLoS One. – 2017. – Vol. 12(9). – P. 0184719. 
  41.  Derrien M. The Mucin degrader Akkermansiamuciniphila is an abundant resident of the human intestinal tract / M. Derrien, M.C. Collado, K. Ben-Amor, et al. // Appl Environ Microbiol. – 2008. – Vol. 74(5). – P. 1646–8.
  42.   Rosa B.A. Differential human gut microbiome assemblages during soil-transmitted helminth infections in Indonesia and Liberia / B.A. Rosa, T. Supali, L. Gankpala, et al. // Microbiome. – 2018. – Vol. 6. – P. 33.
  43.  El Ridi R. Efficacy and mechanism of action of arachidonic acid in the treatment of hamsters infected with Schistosoma mansoni or Schistosoma haematobium / El Ridi R., H. Tallima, M. Salah, et l. // J. Antimicrob. Agents. – 2012. – Vol. 39. – P. 232–239.
  44.  Cantacessi C. Impact of experimental hookworm infection on the human gut microbiota / C. Cantacessi, P. Giacomin, J. Croese, et al. // J. Infect. Dis. – 2014. – Vol. 210(9). – P. 1431–1434.

 

 

 

 

 

 

Цей розділ сайту містить професійну спеціалізовану інформацію про препарати, властивості, способи застосування, протипоказання, призначену виключно для дипломованих медичних спеціалістів.

Подпишитесь на новые статьи об аллергии и ее лечения!